Поделиться:
27 августа 2014 20:55

Поддержим историка!

Обращение Михаила Наконечного к тем, кто хочет поддержать процесс оцифровки документов и его исследования.

У меня есть один финансово невыгодный принцип. Я искренне считаю, что как можно больше документов из государственных архивов необходимо оцифровать и выложить в сеть в общий доступ. Особенно это касается документации советской пенитенциарной системы. В меру сил и возможностей я следую этому принципу уже не первый год.

За последние несколько лет я публиковал сканы документов из фондов ГА РФ, ЦДНИ ТО, ГАНО, ГАПО, РГВИА. К чему вообще сканировать документы?

Например, несколько лет назад когда я только начинал собирать материалы к диссертации, в рунете почти не было никаких сканов документов со сводной статистикой смертности заключенных в ГУЛАГе. Да и в целом материалы богатейшего фонда 9414 (Главное управление лагерей) государственного архива РФ в цифровой форме, увы, представлены невероятно скупо.

Данная закономерность отчасти порождает уйму нелепых конспирологических и спекулятивных теорий разных идеологических оттенков. Сейчас ситуация изменилась, хоть и немного, но все-таки к лучшему. Теперь любой человек может посмотреть в моем блоге на оригинальные отчеты санитарного отдела ГУЛАГа за 1931–1933 гг. о смертности советских заключенных.

Я планирую выложить их все. И не только. Ревизии центра, отчеты разных главков, управлений и отделов ГУЛАГа, статистические данные о разных аспектах деятельности советских лагерей, колоний и тюрем — за много лет мне удалось собрать и проанализировать достаточно большую коллекцию материалов. На мой взгляд, это довольно важное и нужное дело, тем более именно пенитенциарной системой именно в таком варианте почти никто не занимается, а никаких государственных программ по оцифровке конкретно ГУЛАГовских документов не существует, только инициатива энтузиастов.

В то же время, к сожалению или счастью, я, как бы это пафосно ни звучало, независимый исследователь. Не получаю грантов ни от польских шпионов, ни от праволевацких уродов, ни от сталинистов-филателистов, ни от госдепа, ни от РГНФ. В результате разъезды по архивам в разные страны и сканирование / ксерокопирование документов, которые выкладываю в блог, я, как бы это ни прозаично и не конспирологично звучало, оплачиваю из собственных средств, мотивируя себя всяким идеализмом про науку.

Думаю, любой русский ученый-историк, попытавшийся когда-нибудь скопировать значительный объем документов из любого регионального или центрального архива, страдал от прайса за услуги и бонусных сопроводительных превозмоганий по получению этих документов в нужном количестве и в хотя бы относительно вменяемый срок (если, конечно, не был очень состоятельным человеком — такие прецеденты есть, но они редки по понятным причинам).

Получив очередной счет на оплату во время моего последнего архивного вояжа в ГАРФ, я хмыкнул и еще раз отрефлексировал банальную истину о том, что копировать огромные массивы архивных неопубликованных документов (более 1000 листов) за свои собственные (конечные)с редства нерационально и огорчительно. И вообще идеализм. Помимо истории есть еще женщины, бытовые траты и жизнь.

В ЖЖ я довольно давно. В своем блоге я стараюсь если и давать какой-то материал, то, по возможности, не только интересный, но и новый. Уже есть даже сформировавшийся круг постоянных читателей / доброжелателей / недоброжелателей, некое представление о степени моей компетенции и т.д.

Соответственно, я принял волевое решение.

Мне кажется, пришла пора последовать популярной ныне тенденции краудфандинга: не возлагаю на него никаких особых надежд, но любая помощь придется к месту. Я как тратил солидные суммы на копирование, так и продолжу тратить, но если кто-то захочет поддержать мои исследования и процесс интенсифицировать, я буду искренне признателен.

Если этот кто-то хочет увидеть компаративные графики смертности в тюрьмах Луизианы и Алабамы в 1890–1915 гг. по сравнению с русской каторгой, документы Сахалинской или Нерчинской каторги, оригинальные таблицы смертности в Заксенхаузене и спецлагах МВД, таблицы по смертности в тюрьмах колониальной Гвианы и вообще считает, что мои исследования, компаративный подход, статьи и, следовательно, титанический и амбициозный замах на сравнительный анализ тюремных систем Австрии, Швеции, Российской Империи, Франции, США, Англии, СССР etc., etc., etc., etc. cтоит того, чтобы его поддержать, вот реквизиты для добровольных пожертвований.

Яндекс-деньги: 410011268571359

Web-money: R149448025323

PayPal: nakonmik@gmail.com (пока не настроен, сообщу дополнительно)

В качестве тизера могу сообщить о грядущих научных планах и неком magnum opus. Не хочу делать слишком громкие и самоуверенные заявления, но все-таки уже не побоюсь подобной формулировки: после нескольких лет работы в архивах в моем распоряжении уже достаточно материала, чтобы как минимум, начать содержательную дискуссию по cуществу проблемы полноты и достоверности официальной статистики смертности в ГУЛАГе в 1930–1953 гг.

Как максимум: существенно скорректировать устоявшееся в отечественной и зарубежной историографии еще с начала 1990-х с подачи В. Н. Земскова и ряда других авторов абсолютно не критическое отношение к данным гулаговских отчетов о смертности. А также, собственно, скорректировать статистику смертности советских заключенных, уже много лет в науке воспринимаемую как финальную и окончательную. Свои выводы я бы хотел подкреплять не выписками из документов, а сканами их оригиналов.

Более того, я планирую выкладывать неопубликованные документы не только по пенитенциарной тематике и смертности заключенных, но и по смежным темам (политические и общеуголовные репрессии, судопроизводство, юстиция) в разных странах в 1880–1953 гг.: будут материалы по статистике движения политических заключенных в тюремной системе до революции из фонда ГТУ(главного тюремного управления МВД(затем Минюста) РИ в ГА РФ по сравнению с австрийской, немецкой, французской практикой политических репрессий, некоторые документы из фонда Шлиссельбургской крепости(совершенно поразительные, с моей точки зрения), сканы пищевых табелей и раскладок царских тюрем, документы пенитенциарной системы правительства Колчака и многое другое, чего никогда не публиковали не только в сети, но и на бумаге. Особое внимание будет уделено статистике так называемых карательных экспедиций царских войск в 1905–1907 гг. и событиям революции 1905–1907 гг. Мне удалось собрать довольно солидный материал, с моей точки зрения. Хотя приоритет все равно будет конечно за моей профильной темой и черновиками (а иногда и финальными версиями) статей и выдержками из диссертационного исследования.

Источник: Живой журнал Михаила Наконечного