Реабилитация адмирала Колчака. Белое Дело

Поделиться:
11 февраля 2018 16:33

Реабилитация адмирала Колчака

1. Решение о казни А.В. Колчака было политическим (в отсутствие суда и по согласованию с Москвой), и вменяли в вину ему прежде всего политические преступления, в первую очередь - вооружённую борьбу с советской властью.

2. Сама советская власть легитимной не являлась, а Колчак ни минуты не был гражданином РСФСР и на её территории не находился, следовательно, не может сегодня считаться виновным в нарушении её законов.

3. Власть же Колчака, хотя и была установлена в результате переворота и свержения Директории - формально легитимного преемника Учредительного собрания, но формально была представлена её легитимной преемницей:
арест членов Директории группой офицеров был представлен как её распад по непредвиденным обстоятельствам (и сами офицеры прошли формальную процедуру суда, прежде чем были оправданы с учётом обстоятельств, вызвавших их действия), власть Колчаку вручил Совет министров, существовавший при той же Директории и перешедший под начало Колчака.
В любом случае, легитимности во власти Колчака было куда больше, чем в советской власти, "узаконенной" в октябре 1917 г. 2-м съездом самозванных Советов (неподзаконных на тот момент общественных организаций) и разогнавшей Учредительное собрание.

4. Правительствующий Сенат России - высший судебный орган - накануне своего разгона большевиками в ноябре 1917 г. успел признать советскую власть незаконной и захватной.
Этот же Правительствующий Сенат в лице наличных членов, собранный вновь в январе 1919 г. при Колчаке, признал его власть законной.

5. Смертная казнь, которой подвергли Колчака, была накануне отменена декретом ВЦИК 31 января 1920 г.
(хотя ещё в августе 1919 г. Колчак и его правительство были объявлены "вне закона").

6. Ни о каких "военных преступлениях против мира и человечности", о которых лепечут современные "суды", отказывая Колчаку в реабилитации, речи не шло.
Установленные ранее Гаагской конвенцией законы и обычаи ведения войны (включая обращение с военнопленными, с мирным населением и т.д.) - кстати, первыми их нарушила Германия уже в ходе Первой мировой войны - касались только международных, межгосударственных войн и ничего не говорили о войнах гражданских.

7. Репрессивное законодательство Колчака - как и всё остальное законодательство его правительства - опиралось на аналогичное законодательство дореволюционной России, начиная с "Положения об усиленной и чрезвычайной охране" 1881 г.
Практически все чрезвычайные меры против повстанцев и партизан, санкционированные Колчаком и его правительством в чрезвычайной обстановке бунтов, повторяли аналогичные меры правительства П.А. Столыпина (с карательными отрядами, военно-полевыми судами и проч.) против революционеров в 1906-07 гг.
Соответственно, повстанцы и партизаны рассматривались не как "комбатанты" неприятельской державы в соответствии с правилами Гаагской конвенции (которых, например, запрещалось заставлять воевать против своего отечества), с соответствующими правами при взятии в плен и т.д., а как бунтовщики и преступники.

8. Аналогично, и ещё хуже, к белым относились красные.
В отличие от Колчака, опиравшегося на правоприменительную практику Российской Империи, большевики пошли гораздо дальше и санкционировали в общегосударственном масштабе систему взятия и массовых убийств заложников, а также внесудебных расстрелов ЧК (у белых всё-таки был военно-полевой суд).
Автор справедливо оговаривается, что в обстановке массового взаимного ожесточения имели место самосуды и террористические эксцессы с обеих сторон - и приводит в приложениях массу документов, ярко иллюстрирующих эти эксцессы как со стороны красных, так и со стороны белых - но это опять же эксцессы, несанкционированные верховной властью.
Т.е. колчаковская и деникинская власти пытались террор как-то сдерживать и придать ему рамки законности, советская же власть, наоборот, всячески пыталась их раздувать. Почему же в таком случае никто сегодня не судит за "военные преступления" лидеров большевиков и не демонтирует памятники и названия в их честь, когда они с юридической и с моральной стороны виновны гораздо более белых вождей? Напомню о фарисейски гнусном (либо непроходимо тупом) заявлении питерской смольненской судьи о том, что увековечения достойны лишь люди, "морально безупречные" (это большевики-то!) и чей авторитет "признан всеми членами общества" (всеми, Карл!).

9. Обвинение Колчака в якобы приводе на русскую землю иностранных "интервентов" ("врагов" то бишь) и их использовании тем более несостоятельно.
Во-первых, десанты американцев и японцев во Владивостоке высадились задолго до Колчака, в апреле 1918 г.
Во-вторых, эти "интервенты" - Англия, Франция, США, Япония и др. - были официальными союзниками России по Первой мировой войне. Союз этот был разорван только большевиками, власть которых белые не признавали и которых рассматривали как вражеских, германских агентов влияния (Брестский мир давал к тому все основания).
Кстати, они и не воевали совсем, все стояли в тылу у белых. Даже чехи, которых "интервентами" можно назвать с очень большой натяжкой, т.к. это были бывшие наши военнопленные, после колчаковского переворота бросили фронт, т.к. закончилась мировая война и делать им в России стало нечего).

10. И уж совсем фантастическое обвинение Колчака, даже не фигурировавшее нигде ранее, а сочинённое в 21 веке безо всяких документов проходимцем и клеветником Мартиросяном (которого многие коммунистические неучи и фарцовщики вроде депутата Парфёнова безо всяких на то оснований величают "историком"), в якобы "предательстве и вербовке британской разведкой ещё в Первую мировую войну".
И даже реально имевший место факт подачи прошения Колчаком о поступлении на британскую службу после Октябрьского переворота и начала капитулянтских "мирных" переговоров большевиков с врагом, во-первых, никоим образом не говорит о "предательстве", т.к. Англия была союзником России в войне с Германией, предателями и капитулянтами по отношению к которой выступали большевики.
Если проводить параллель с Францией 1940 года, то большевики выступают здесь в роли предателя Петэна, а белые - в роли патриота де Голля, эмигрировавшего в Англию (ай-яй-яй! опять Англия!) и объявившего о начале Сопротивления с помощью английских и американских союзников (ай-яй-яй! тоже "интервенты"?!).
Во-вторых, на британскую службу Колчак затем так и не поступил, никаких документов об этом нет. В колчаковском перевороте 1918 г., как давно доказано, англичане никак не участвовали, более того - о чём неоднократно писал я и о чём свидетельствуют работы Флеминга, Перейры, мемуары ген. Сахарова и др. - они готовили признание де-юре Директории, а переворот Колчака застал их врасплох, включая главу их миссии ген. Нокса.
Вся же последующая деятельность Колчака на посту Верховного Правителя - включая отказ французам в претензиях командовать русскими войсками ("мандат Жанена"), отказ от соблазнительного предложения Маннергейма о помощи финнов в обмен на признание их независимости, отказ передать золотой запас под контроль союзников, знаменитый "Владивостокский инцидент" сентября 1919 г., когда адмирал вопреки наглым посягательствам местного союзного командования приказал ген. Розанову не выводить войск из русской крепости и защищать её от союзников вплоть до силы оружия (что имело успех и заставило союзников лепетать о недоразумении) - все эти железные факты вдребезги разбивают мутный лепет современной большевиствующей нечисти и доказывают беззаветный патриотизм адмирала Колчака, мерзопакостную сущность его хулителей и невежество постсоветских "судей".

 

Учитывая всё вышеизложенное, Верховный Правитель адмирал Колчак заслуживает:
а) реабилитации в соответствии с Законом 18.10.1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий" (наряду с другими деятелями Белого движения);
б) увековечения памяти как выдающийся патриот, вождь сопротивления преступной, антинациональной, антигуманной и богоборческой власти, один из создателей прогрессивной белой идеологии, в целом актуальной по сей день, а также талантливый флотоводец и учёный.

 

По материалам: 64vlad