Краткое жизнеописание священномученика Иоанна Кочурова. Белое Дело

Поделиться:
13 ноября 2017 20:00

Краткое жизнеописание священномученика Иоанна Кочурова

КОЧУРОВ ИОАНН АЛЕКСАНДРОВИЧ (13[25] июля 1871, село Бигильдино-Сурки Данковского уезда Рязанской губ. — 31 октября [13 ноября] 1917, Царское Село Петроградской губ.) —  протоиерей, священномученик, первомученик духовенства Православной Российской Церкви. 
 
 
Родился в благочестивой и многодетной семье потомственного священника Александра Васильевича Кочурова — клирика сельской Богоявленской церкви, и его матушки Анны Николаевны (урожд. Перехвальской), дочери священника. По отзыву протоиерея Георгия Митрофанова и других составителей жизнеописания священномученика, Иоанн среди сыновей о. Александра был наиболее духовно чутким, глубоко воспринявшим, благодаря примеру отца, образ смиренного и вдохновенного пастыря. Окончил Данковское духовное училище и Рязанскую духовную семинарию (1891). Учеба будущего пастыря в их стенах сопровождалась «не только выдающимися успехами в изучении богословских и общеобразовательных дисциплин, но и замечательными примерами церковного благочестия», примечательными для небезупречной в нравственном отношении повседневной жизни русских провинциальных духовных школ конца XIX в. В учебных стенах снискал известность как незаурядный оратор и проповедник. 10 июня 1895 со званием действительного студента окончил Санкт-Петербургскую духовную академию — одно из лучших богословских учебных заведений Российской империи. При получении образования в столице Иоанн Александрович связывал свое будущее служение с приходской и миссионерской деятельностью. По окончании академии направлен в США, в Алеутскую и Аляскинскую епархию. Первое время жил в Нью-Йорке. 
 
10 июля 1895 указом Святейшего Синода назначен настоятелем Чикаго-Триторского прихода Алеутской епархии. 27 августа епископом Алеутским и Аляскинским преосвященным Николаем (Зиоровым) рукоположен в сан священника. Настоятель церкви св. Владимира в Чикаго и приписанной к приходу церкви Трех Святителей в Стриторе. Как свидетельствует жизнеописание священномученика, «оказавшись на малочисленном и многонациональном по составу своих прихожан чикагско-сгриторском приходе, отец Иоанн окормлял представителей малоимущих слоев эмигрантов православного вероисповедания и не имел возможности при осуществлении своей деятельности опираться на прочную приходскую общину, которая располагала бы сколько-нибудь значительными материальными средствами». В основном прихожанами о. Иоанна были представители маленькой местной русской диаспоры, выходцы из галицких и угорских славян, арабы, болгары, аравитяне, в абсолютном большинстве — рабочие. В первые три года приходского служения, благодаря миссионерским усилиям о. Иоанна, в православие перешли 86 униатов и 5 католиков, а число постоянных прихожан в храмах чикагско-стриторского прихода возросло до 215 человек в Чикаго и 88 человек в Стриторе. При храмах работали детские церковные школы, в которых обучались более 20 учеников. Курс обучения предполагал еженедельные субботние занятия в период учебного года и ежедневные занятия во время каникул. Организатор Свято-Никольского (Чикаго) и Трех-Святительского (Стритор) братств, занимавшихся социальной поддержкой нуждающихся прихожан и благотворительностью. 
 
Кроме приходских обязанностей, исполнял другие послушания. С 1 апреля 1897 состоял членом (с 1904 — председателем) епархиального цензурного комитета «для сочинений на русском, малорусском и английском языках». 22 мая 1899 епископом Алеутским и Аляскинским Тихоном (Беллавиным) назначен председателем правления общества взаимопомощи. Неоднократно отмечен и награжден священноначалием за свои ревностные пастырские труды и усилия. С 15 января по 15 мая 1900 находился в отпуске в России. Во время пребывания на родине энергично собирал средства для строительства нового храмового здания Пресвятой Троицы в Чикаго. $4 тыс. строительному комитету пожертвовал император Николай II. Новый храм (архитектор Л. Г. Салливан) был заложен 31 марта 1902 в присутствии будущего святителя и Патриарха всея России Тихона (Беллавина). Общие расходы по строительству составили весьма значительную по тем временам сумму в $50 тыс. Первое богослужение в Свято-Троицкой церкви (с 1923 — собор) состоялось 25 марта 1903, а в августе епископ Тихон совершил ее освящение.
 
20 июля 1905 на съезде духовенства Алеутской и Североамериканской епархии в Ольдфордже в церкви св. Архистратига Божия Михаила произошло чествование о. Иоанна в связи с десятилетним юбилеем его пастырского служения в США. В поднесенном приветственном адресе в связи с награждением золотым наперсным крестом говорилось: «Прямо со школьной академической скамьи, покинув родину, пришли Вы в этот чужой край, чтобы всю свою, тогда еще юношескую энергию, все силы посвятить святому делу, к которому влекло Вас призвание. Тяжелое наследие досталось здесь в удел Вам. Запущенное церковное хозяйство, сырой полуразвалившийся дом, в котором ютилась тогда чикагская церковь, неопределенный по составу и числу членов приход, раскиданный по разным уголкам огромного города с иноверным населением и раздираемый хищниками, — все это могло бы наполнить смущением душу молодого работника, но Вы мужественно приняли на себя задачу извлечь из груды мусора драгоценную искру, снять плесень, поедавшую приходский материал, вдохнуть священный огонь в небольшую дружину пасомых! Вы забывали себя, забывали лишения, болезни, скудную обстановку дома, где ветхие стены, полы и трещины открывали доступ внешним стихиям и губительному влиянию на здоровье Ваше и Вашей семьи — Ваши малютки хворали, жена болела, и жестокий ревматизм как будто хотел умертвить Ваше дерзновение, сократить Вашу энергию. Мы приветствуем Вас, памятуя и о других добрых деяниях Ваших, совершение коих как доброчестная лавровая ветвь неотъемлемо вплетается в тот же похвальный венец Вашего десятилетнего священного служения: разумеем безвозмездное служение Ваше в звании Председателя — дорогому Православному Обществу Взаимопомощи, в звании цензора — просветительному миссионерскому издательскому делу, и расширению нашей Миссии — организовыванием приходов в Мадисоне и Гарегоне. В восполнение же слова нашего, упомянем и еще об одном обстоятельстве, усугубляющем доблесть Вашей работы и величие результатов ее. Отдаленность прихода Вашего в Чикаго отрывала Вас от личного общения с другими Вашими собратьями в Америке, лишала Вас возможности иногда по целым годам видеться с сослуживцами-пастырями. Вы были лишены того, чем для большей части из нас скрашивается здесь прохождение нашего миссионерского служения. Как трогательно, но и в какой степени выразительно засвидетельствовалось это одиночество Ваше тем, что даже собственных детей Вам приходилось крестить самому, по неимению вблизи священнослужителей. Сей подносимый нами святой крест да служит Вам знаком братской любви нашей, а изображенное на нем распятие нашего Господа да мирит Вас с горестями, страданиями, столь частыми в жизни миссионера-пастыря, и ободряет Вас на большие и большие труды во славу Подвигоположника и Пастыреначальника нашего Иисуса Христа». 6 мая 1906 указом Святейшего Синода возведен в сан протоиерея. В мае 1906 назначен благочинным Нью-Йоркского округа восточных штатов. Участник I церковного собора в Майфилде (февраль 1907). Вместе с тем о. Иоанн стремился вернуться из США на родину, чтобы дать детям образование в русских учебных заведениях, а также под влиянием просьб тяжелобольного тестя, о. Василия Чернышёва — клирика Санкт-Петербургской епархии, мечтавшего передать свой приход такому достойному священнику как зять. 20 мая 1907 согласно поданному прошению уволен от службы в Алеутской и Североамериканской епархии. Перед отъездом из США семья о. Иоанна получила известие о скоропостижной кончине о. Василия. 
 
 
В июле 1907 Кочуровы покинули Чикаго и вернулись в Россию. В августе указом Санкт-Петербургской Духовной консистории приписан к клиру Преображенского собора Нарвы. С 15 августа — и. о. законоучителя нарвских мужской и женской гимназий. 20 октября приказом Главноуправляющего Санкт-Петербургским учебным округом утвержден на действительную службу законоучителем в мужскую гимназию и по найму в женскую гимназию Нарвы. 16 часов в неделю преподавал в мужской гимназии (директор А. И. Давиденков) и 10 часов — в женской. Талантливый педагог и проповедник. А. И. Давиденков оставил следующий отзыв о законоучителе: «За все это время он отличался самым усердным и добросовестным исполнением своих законоучительских обязанностей. Обладал большими знаниями и отличался особенной преданностью к делу религиозного воспитания детей, он ведет свои занятия в гимназиях с полным успехом, оказывая благотворное влияние на душевные наклонности учащихся. Помимо духовных наставлений, даваемых им на уроках, он ведет религиозно-нравственные беседы и произносит глубоко прочувствованные проповеди ежедневно на утренней молитве и при особых торжественных случаях гимназической жизни. Не довольствуясь педагогической деятельностью, он совершает церковные службы, всенощные бдения в мужской гимназии, причем ученики исполняют обязанности чтецов и поет ученический хор, и церковные богослужения в местных церквах, где он при прекрасных голосовых средствах и как выдающийся проповедник, производит сильное впечатление на религиозную настроенность молящихся». Ученики о. Иоанна отмечали его академизм, высокой уровень образования, принципиальность в оценке знаний. 
 
С 1909 летом служил в храме Казанской иконы Божией Матери в дачном поселке Силламяэ, состоял членом Попечительского совета Казанского храма. 6 августа 1913 в протоколе заседаний совета была сделана следующая запись: «По предложению председателя единогласно постановлено выразить о. Иоанну Кочурову искреннюю благодарность и сердечную признательность за усердное и благоговейное служение текущим летом, а так же за его проповеди, полные глубокого религиозного чувства и благоговения. Единогласно постановили просить преосвященного Иоанна, архиепископа Рижского и Минтавского, об утверждении о. Иоанна Кочурова заведующим делами Силламяэской церкви на предстоящее трехлетие. По предложению членов совета единогласно постановлено составить ходатайство к преосвященнейшему Иоанну о представлении протоиерея Иоанна Кочурова за его усердное и безмездное служение, а также за энергичную деятельность по благоустройству церкви (переделка церковного дома, ремонт церкви, сооружение церковных ворот и т. д.) к очередной награде». С 1914 — заведующий церковью в Силламяэ. Летом 1915 выступил с инициативой организации дамского кружка для работ в пользу русских воинов. Члены кружка занимались покупкой материалов для белья, марли, бинтов, чинили и шили форму. В Силламяэ среди курортников и отдыхающих о. Иоанн проводил беседы на патриотические темы, собирал пожертвования в пользу армии. В Нарве руководил работой кружка помощи воинам при мужской гимназии, устраивал религиозно-нравственные и общеобразовательные чтения в лазаретах для раненых. 
 
16 ноября 1916 указом Главноуправляющего Санкт-Петербургским учебным округом уволен от должности штатного законоучителя Нарвской мужской гимназии в связи с переездом в Царское Село Петроградской губ. Многие ученики, сотрудники и пасомые о. Иоанна с печалью восприняли его отъезд из Нарвы. Назначен приходским священником на вторую вакансию в Екатерининском соборе Царского Села. Большая семья о. Иоанна проживала близ собора по адресу: Оранжерейная ул., 29. По сообщению составителей жизнеописания священномученика, «отец Иоанн получил, наконец, желанную возможность во всей полноте окунуться в жизнь приходского пастыря на одном из замечательнейших приходов Санкт-Петербургской епархии». Паства приняла о. Иоанна тепло и с большим уважением, он  «с первых месяцев своего приходского служения зарекомендовал себя не только как ревностный и благоговейный совершитель службы Божией, но и как красноречивый и эрудированный проповедник, собиравший под своды Екатерининского собора православных христиан со всех концов Царского Села». На протяжении всех тревожных месяцев, наступивших после Февральской революции 1917, в Екатерининском соборе звучали вдохновенные слова о. Иоанна, «стремившегося внести в души царскосельских православных христиан чувство умиротворенности и призывавшего их к религиозному осмыслению как своей внутренней жизни, так и происходивших в России противоречивых перемен». Осенью бытовое положение в Царском Селе неуклонно ухудшалось. Иоанн Александрович писал своей дочери Ане, находившейся после летних каникул в одной из деревень: «Пусть... ты ухитрилась бы благополучно добраться до Царского, ты думаешь, тебе тут было бы лучше? Нет, дочка. Если бы тут было хорошо, мы сами не оставили бы тебя и Колю в Сушигрицах. Вы с Колей счастливые, каждый день пьете молочко, кушаете сколько хотите хлеба и каши, а мы, милая, молоко получаем изредка по столовой ложке на человека, хлебца дают только 1/2 фунта на день, а каши совсем не дают. Видишь, какая наша жизнь несладкая, а тут еще, того и гляди, немцы прилетят и бомбами в нас с аэропланов начнут бросать!.. Видишь, милая, как у нас плохо». После Октябрьского переворота 25—26 октября 1917 Царское Село оказалось в центре противостояния между большевиками и защитниками российской гражданской власти. 
28 октября шесть донских казачьих сотен (около 500 чинов, 8 пулеметов, 16 орудий), которыми командовал командир III конного корпуса генерал-майора П. Н. Краснов, после небольшой перестрелки заняли Царское Село. Многократно превосходившие казаков силы противника (16–20 тыс. человек), в первую очередь распропагандированные большевиками солдаты царскосельского гарнизона, не оказали особого сопротивления и сложили оружие. Однако утром 30 октября вооруженные формирования ленинского Совнаркома — солдаты, матросы, красногвардейцы — при поддержке артиллерии начали наступление и обстрел Царского Села. В Екатерининский собор устремились многие верующие в надежде в молитве найти спасение от гражданской войны. Настоятель собора протоиерей Николай Смирнов вместе с Иоанном Кочуровым и священником Стефаном Фокко совершил молебен о прекращении междоусобной брани. Затем клирики приняли решение о совершении в городе крестного хода с чтением нарочитых молений о прекращении братоубийственной вражды. Корреспондент одной из петроградских газет сообщал: «Крестный ход пришлось совершать под артиллерийским обстрелом и вопреки всех ожиданий он вышел довольно многолюдным. Рыдания и вопли женщин и детей заглушали слова молитвы о мире. Два священника на пути крестного хода произнесли горячие проповеди, призывая народ к спокойствию ввиду грядущих испытаний. Мне удалось с достаточной положительностью установить, что проповеди священников были лишены какого-либо политического оттенка. Крестный ход затянулся. Сумерки сменились вечером. В руках молящихся зажглись восковые свечи. Пел весь народ. Как раз в эти минуты из города отходили казаки. Священников предупреждали об этом — Не пора ли прекратить моления?! — Мы исполним свой долг до конца, — заявили они. — И ушли от нас и идут к нам братья наши! Что они сделают нам?» К исходу дня 30 октября малочисленные казачьи сотни под давлением превосходящих сил полностью покинули город. 
 
Утром 31 октября большевики заняли Царское Село. Красногвардейские патрули начали обходы частных квартир. Искали офицеров и «контрреволюционеров». Среди арестованных оказался о. Иоанн, которому инкриминировали организацию крестного хода с молебном о даровании победы казакам генерала Краснова. Петроградский корреспондент так описывал убийство священника: «Священники были схвачены и отправлены в помещение Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. Священник отец Иоанн Кочуров воспротестовал и пытался разъяснить дело. Он получил несколько ударов по лицу. С гиканьем и улюлюканьем разъяренная толпа повела его к царскосельскому аэродрому. Несколько винтовок было поднято на безоружного пастыря. Выстрел, другой — взмахнув руками, священник упал ничком на землю, кровь залила его рясу. Смерть не была мгновенной — его таскали за волосы, и кто-то предлагал кому-то "прикончить как собаку". По словам одного из очевидцев, смертельно раненый о. Иоанн «долго хрипел и грыз мерзлую землю». По другой версии, «судебно-медицинский осмотр тела установил смерть мгновенную — было выпущено до 6 пуль, из них две были, по-видимому, разрывные». Тело священника доставили в часовню Дворцового госпиталя. Посетивший госпиталь председатель местной Думы вместе с одним из гласных, как сообщала газета «Дело народа», «видел тело священника, но серебряного креста на груди уже не было». Петроградская Дума создала комиссию по расследованию убийства о. Иоанна, но вскоре большевики упразднили Думу, и комиссия прекратила существование. 4 ноября погребен в усыпальнице собора. 8 ноября в Петрограде в Казанском соборе по убиенному о. Иоанну Кочурову совершена панихида.
Петроградский епархиальный совет объявил о сборе средств в пользу семьи убиенного. Новоизбранный Патриарх всея России Тихон (Беллавин) направил вдове священномученика проникновенное письмо: «С великой скорбью Священный Собор Православной Российской Церкви, а с ним и мерность наша приняли известие о мученической кончине отца протоиерея Иоанна Александровича Кочурова, павшего жертвой ревностного исполнения своего долга. Соединяя молитвы наши с молитвами Священного Собора об упокоении души убиенного протоиерея Иоанна, разделяем великое горе ваше и делаем это с тем большей любовью, что мы близко знали почившего отца протоиерея и всегда высоко ценили его одушевленную и проникновенную пастырскую деятельность. Храним в своем сердце твердое упование, что украшенный венцом мученичества, почивший пастырь предстоит ныне Престолу Божию в лике избранников верного стада Христова. Проникнутый горячим участием к осиротевшей семье вашей, Священный Собор постановил предложить Святейшему Синоду оказать ей необходимое воспособление. Да поможет Господь мужественно перенести ниспосланное Вам, в путях Божиего Промышления, и да сохранит Он Вас и Ваших детей в невредимости среди бурь и напастей настоящего времени. Призываем на Вас и Вашу семью благословение Божие». К 31 марта 1918 количество убитых большевиками священнослужителей, о чьей гибели стало известно Синоду, достигло 15 человек. В храме Московской духовной семинарии Патриархом Тихоном в сослужении четырех архиереев и десяти архимандритов была совершена первая заупокойная литургия по новым священномученикам и мученикам. Вслед за убиенным священномучеником митрополитом Киевским и Галицким Владимиром (Богоявленским) поминался первый убиенный протоиерей Иоанн Кочуров. 
 
В 1938 году по постановлению президиума Леноблисполкома Екатерининский собор был закрыт, а утром 10 июня 1939 взорван. В 1960 на месте собора и погребения Иоанна Кочурова открыт памятник В. И. Ленину. 4 декабря 1994 года Архиерейский собор Русской Православной Церкви Московского Патриархата канонизировал о. Иоанна Кочурова В ночь с 5 на 6 апреля 2004 года неизвестные жители при помощи автомобильной лебедки сбросили памятник Ленину, разбившийся при ударе о землю. В июне 2006 года экспедиция Института истории материальной культуры РАН начала археологические изыскания на месте фундамента. При раскопках состоялось обретений мощей священномученика о. Иоанна Кочурова, о чем было официально объявлено в день его памяти 31 октября (13 ноября) 2008 года. По сообщению благочинного Царскосельского округа настоятеля Вознесенского (Софийского) собора в Пушкине протоиерея Геннадия Зверева, «при взрыве собора [в 1939] череп святого Иоанна был раздроблен на несколько частей. Сейчас мощи находятся в алтаре Софийского собора». В 2013 мощи перенесены в Екатерининский собор и помещены в специальную раку. Память священномученика Иоанна Кочурова совершается 31 октября (13 ноября н. ст.) года. В Нарве (Эстонская республика) в Ваналиннаской школе открыта и освящена мемориальная доска в память о протоиерее Иоанне Кочурове, законоучителе Нарвской мужской гимназии. Местными православными верующими почитается как небесный покровитель Нарвы. 
 
Родственники: матушка (в браке с 26 июля 1895) Александра Васильевна (урожд. Чернышёва) — дочь священника, клирика Большеохтинского прихода в Санкт-Петербурге; дети: Владимир — выпускник Нарвской мужской гимназии с золотой медалью (1915), в 1916 — на военной службе, Василий, Григорий, Анна (21 окт. 1909, Нарва — ?), Николай (3 дек. 1911 — ?).  
 
Награды — набедренник (1896), фиолетовая скуфья, камилавка (1901); золотой наперсный крест к 10-летию священнического служения (20 июля 1905); ордена: св. Анны III ст. (6 мая 1903) — за труды по возведению Свято-Троицкой церкви в Чикаго, св. Анны II ст. (6 мая 1912) — за труды на ниве духовного просвещения, св. Владимира IV ст. (1916) — за труды на ниве духовного просвещения; медаль «В память 300-летия Дома Романовых» (1913).   
 
Тропарь свщмч. Иоанну Кочурову:
 
Любовию к Богу распаляемь жизнь свою мученически за Христа и ближних положил еси, сего ради венец правды от Него приял еси, моля всеблагаго Бога, священномучениче Иоанне, Церковь святую сохранити в мире и спасти души наша. 
Кондак свщмч. Иоанну Кочурову: Ревностно пастырское служение свое исполняй, ты яко жертву благоприятную душу свою Богу принесл еси, моли Христа Бога, отче Иоанне, мир миру даровати и душам нашим велию милость. 
 
 
Литература.
 
Были верны до смерти... Книга памяти новомучеников и исповедников Рязанских / Историко-архивный отдел Рязанской епархии / Гл. ред. митр. Симон (Новиков). Т. I. Рязань, 2002;
Вальме Е. Нарвский период жизни священномученика Иоанна Кочурова // Екатерининский собор (СПб.). Альманах. 2010. Вып. 4;
Жития новомучеников: протоиерея Иоанна Кочурова (1871–1917) и протопресвитера Александра Хотовицкого (1872–1937). СПб., 1995; Митрофанов Георгий, протоиерей. История Русской Православной Церкви 1900–1927. СПб., 2002;
Френкин М. С. Захват власти большевиками в России и роль тыловых гарнизонов армии. Подготовка и проведение Октябрьского мятежа 1917–1918 гг. Иерусалим, 1982. 
 
(по материалам энциклопедии «Три века Санкт-Петербурга»)

Помочь! – поддержите авторов МПИКЦ «Белое Дело»