Владимир Каппель: в Казани он мог изменить ход истории. Белое Дело

Поделиться:
8 августа 2018 20:02

Владимир Каппель: в Казани он мог изменить ход истории

 

Владимир Каппель: в Казани он мог изменить ход истории
К 100-летию взятия Казани белыми под руководством Владимира Каппеля.

28 апреля 1883 года родился Владимир Оскарович Каппель, легенда Белого движения. Большевики всего через месяц боев посулили за его голову 50 тыс. золотом, их газеты называли Каппеля Новым Бонапартом. Вопреки приказам, он взял Казань в 1918 году стремительным маневром. Молодой подполковник мог в те дни изменить ход истории… «БИЗНЕС Online» предлагает поразмыслить о предложениях увековечить его имя в контексте казанской топонимики.

Владимир Каппель

УЛИЦЫ «ОДНОЦВЕТНЫХ» ГЕРОЕВ

«Назвать казанскую улицу в честь Каппеля? А почему бы и нет?!» — ответ известного историка Булата Султанбекова, по возрасту и опыту вроде как представителя «старой школы», да ещё работавшего когда-то в обкоме КПСС, несколько озадачил корреспондента «БИЗНЕС Online». Профессор тем не менее энергично продолжил аргументацию: «Я сейчас работаю над книгой о тех временах, вы публиковали отрывки из неё. Никак не могу закончить, книга пухнет и пухнет, прямо граф Толстой! Но всплывают все новые и новые факты, и грех туда их не вставить. А Каппель… Он не был ни подлецом, ни стяжателем, ни карателем; он воевал за свою правду, свою Россию. Делал это честно, убежденно, как и подобает настоящему русскому офицеру. И очень талантливо, что признавали даже злейшие враги. А повнимательнее, поглубже да почестнее приглядеться к истории — и не такие имена обнаружатся, вполне достойные не только „уличного“ признания…»

В августе — сентябре 1918 года Казань 34 дня находилась во власти Народной армии под командованием Владимира Каппеля. При штурме города и последующих боях за него погибали солдаты с обеих сторон. Официальный сайт Российского института стратегических исследований (РИСИ) констатирует, что в Казани нет памятника жертвам братоубийственной Гражданской войны со стороны Белого движения, также нет и памятника нашим героям-землякам, погибшим в Первую мировую войну. И, как укор живым, на Архангельском кладбище Казани стоит памятник пленным немецким и австрийским воинам, умершим в глубоком российском тылу, где на русском и немецком языках начертано «Посвящено Отечествомъ памяти умершихъ въ г. Казани во время мировой войны германскихъ и австро-венгерскихъ солдатъ».

Казань действительно была и остается своего рода тем местом, где началась Гражданская война и где, в общем-то, обозначились будущие контуры Белого движения. Но в её топонимике — названиях улиц, районов, парков, скверов и т. д. — до сих пор сохраняются имена исключительно одноцветные — «красные». В последние десятилетия события эпохи Гражданской войны в России уже не так категорично оцениваются как правота одной стороны и неверность позиций другой. Поэтому с недавнего времени пока ещё не так громко и напористо, но в СМИ, а также на различных заседаниях различных организаций нет-нет да прозвучит идея инициировать обращение к казанской мэрии назвать одну из улиц города в честь героев белогвардейского движения. В частности, именем «того самого лихого подполковника». Отсюда вопрос, вошедший в моду с некоторых пор: «А кто такой г-н Каппель?»

.

В августе — сентябре 1918 года Казань 34 дня находилась во власти Народной армии под командованием Владимира Каппеля

СОАВТОР БРУСИЛОВСКОГО ПРОРЫВА

Специалисты бывшего императорского Русского, а ныне Российского военно-исторического общества, возрожденного в 2012 году специальным указом президента страны, включили Каппеля в сотню наиболее выдающихся российских военачальников за всю историю государства. Они отмечают: «Он стал известен, когда в 1918 году во главе Народной Армии Комуча в ходе ряда дерзких боев сумел отбить у красных Казань. Но, начав как герой, закончил как мученик…»

Владимир Каппель родился в семье выходца из Швеции Оскара Каппеля, потомственного дворянина Московской губернии. Глава семьи был участником Ахалтекинской экспедиции генерала Скобелева, за что был удостоен ордена Святого Георгия. Сам Владимир Оскарович, выпускник элитной Николаевской академии генерального штаба (за успехи в изучении военных наук был награжден орденом Святой Анны III степени), начав в Первую мировую войну обер-офицером для поручений, служил в различных должностях в частях Западного фронта. «По рождению — кавалерист. Человек подвижный, живой, любит боевую обстановку, коня. Штабная работа — не по нему… Ему, Каппелю, совершенно не был свойственен авантюризм…» Бедный генерал Щепихин, как же вы ошибались на его счёт! В марте 1916 года капитан Каппель уже штабистом Юго-Западного фронта участвовал в детальной проработке плана крупномасштабного наступления, вошедшего в историю как Брусиловский прорыв. В Первую мировую был награжден орденами Святого Владимира IV степени с мечами и бантом, Святой Анны II степени с мечами, Святого Станислава II степени с мечами, Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». В августе 1916 года был произведён в подполковники и занял должность помощника начальника оперативного отделения. В этой должности Каппель и встретил Февральскую революцию.

Будучи кадровым офицером, а по убеждениям — монархистом, он весьма тяжело воспринял крушение империи. Но, как и большинство честных военных, Владимир Оскарович руководствовался принципом, согласно которому армия должна находиться вне политики, а потому присягнул на верность новой власти. В час тяжелейшей войны необходимо сделать все, чтобы дать отпор врагу внешнему. Но временное правительство только способствовало разложению армии. Каппель по мере сил исполнял обязанности начальника оперативного отдела управления генерал-квартирмейстера штаба фронта, но общие результаты были плачевны, и, согласно заявлению солдат 3-го ординарческого эскадрона при штабе Юго-западного фронта, Каппель в числе других (Деникин, Марков и пр.) был назван приверженцем «старого, монархического строя, несомненным участником контрреволюционного заговора». Арестовать его не успели, грянул Октябрь 1917-го, и Каппель оказался… в Красной армии!

.

Солдаты чехословацкого корпуса

«НЕУДАВШИЙСЯ» КРАСНОАРМЕЕЦ

Весной 1918 года большевики активно формировали собственные вооружённые силы. В частности, в штабе Приволжского военного округа (Самара) предполагалось создать армию, которая предназначалась для борьбы с немцами, если они вдруг начнут продвижение вглубь страны. На сотрудничество согласились многие кадровые офицеры, полагавшие, что они будут стоять на защите страны. Для кого-то это был способ выживания в сложившихся условиях, кто-то боялся за собственную семью, которая находилась в заложниках, а те, кто входили в состав тайных военных организаций, не без оснований полагали, что таким образом они получают контроль над большевистской военной машиной. Неизвестно, какими соображениями руководствовался Каппель, когда пошел на службу в Красную армию, однако весьма интересно отметить, что от предложенной ему должности заведующего отделом штаба округа он отказался. Чего уж там Каппель навидался в стане своих «красных толварищей» — история умалчивает. Но к выводу он пришёл однозначному: «Я монархист по убеждениям, но встану под какое угодно знамя, лишь бы воевать с большевиками. Даю слово офицера…»

В конце мая 1918 года произошло восстание чехословацкого корпуса, 8 июня чехословацкие силы взяли Самару, где власть захватил комитет членов Учредительного собрания, состоявший из эсеров (КОМУЧ). Тогда же началось и формирование Народной армии, которая на первых порах состояла из добровольцев. Читаем в книге Бориса Павлова «Генерал Владимир Оскарович Каппель и его «каппелевцы»: «В освобожденном от большевиков городе состоялось собрание офицеров генштаба, оказавшихся в Самаре. Был поднят вопрос, кто объединит и возглавит эти русские отряды. Желающих взять на себя эту ответственность среди присутствующих не оказалось. Все мялись и смущенно молчали. Кто-то даже предложил бросить жребий. Тогда неожиданно выступил скромный на вид молодой офицер генштаба и попросил слова: «Раз нет желающих, то временно, пока не найдется старший, разрешите мне повести части против большевиков», — спокойно и негромко произнес он. Это был подполковник Владимир Оскарович Каппель. Так начался героический и тернистый путь одного из наиболее выдающихся вождей Белой борьбы на Волге и в Сибири. Ему было только 37 лет».

.

Кадр из фильма «Чапаев»

«КАППЕЛЕВЦЫ ИДУТ. ИНТЕЛЛИГЕНТЫ»

В общей сложности его дружина изначально состояла из 350 добровольцев, спаянных вместе идеей противостояния большевистской власти. Опыт службы на уровне дивизия — корпус в кавалерийских частях как никогда пригодился молодому подполковнику в условиях Гражданской войны. Он быстро сумел понять её особенности: значение маневренности, быстроты, постоянной активности, изматывающей врага. Каппель на практике воплотил такие суворовские принципы, как «глазомер, быстрота и натиск». При этом он постоянно находился среди простых солдат, на передовой. Служивший с ним полковник Вырыпаев вспоминал: «Добровольцы отряда, видя своего начальника всё время перед глазами, живущего с ними одной жизнью, с каждым днем всё более и более привязывались к Каппелю. Переживая сообща радость и горе, они полюбили его и готовы были для него на всё, не щадя своей жизни».

Каппель проявил и глубокое понимание психологии: «Гражданская война — это не то, что война с внешним врагом… Эту войну нужно вести особенно осторожно, ибо один ошибочный шаг если не погубит, то сильно повредит делу… В Гражданской войне победит тот, на чьей стороне будут симпатии населения… И кроме того, раз мы честно любим Родину, нам нужно забыть о том, кто из нас и кем был до революции». Неудивительно, что попавших в плен простых красноармейцев Каппель обычно разоружал и распускал по домам.

Результаты подобного стиля командования сказались очень скоро. Уже 11 июня в ходе дерзкой атаки была взята Сызрань: население с ликованием встретило войска Каппеля. Этот первый, неожиданный успех создал ему огромную популярность, окружив его имя ореолом победы. С этого дня его отряд начал с гордостью называть себя «каппелевцами». И даже в стране победившего затем военного коммунизма киногерои из фильма «Чапаев» с таким уважением произнесли это слово во время «психической» атаки, что про Каппеля знало все население Страны Советов без всяких учебников…

«ЧЕМ И ВЫЗВАЛ ИСТЕРИКУ У ЛЕНИНА»

Затем его отряд очистил от противника ряд деревень напротив Ставрополя, разбил Пензенскую пехотную дивизию и захватил Бугуруслан и Бузулук. В середине июля вместе с приданными подразделениями чехословаков Каппель начал наступление на Симбирск. Каппель пошёл на военную хитрость: чехословацкие силы, двигавшиеся по Волге на пароходах, отвлекли внимание врага, в то время как сам подполковник 21 июля сделал резкий бросок и с тыла захватил город. Население приветствовало войска цветами. Через несколько дней его дружина была развернута в дивизию (около 3000 тыс. человек). «В Симбирске Каппель в первый раз выступил публично, — читаем в книге Павлова. — В переполненном городском театре на сцену вышел скромный, одетый в защитную гимнастерку молодой офицер. В своей речи он звал на борьбу за поруганную Россию, за русский народ, за его веру. Его простая речь не внушала сомнения, что он глубоко верит в необходимость борьбы и готов первый отдать свою жизнь за Россию. Как пишут присутствовавшие, «его речь была покрыта не овациями, а каким-то сплошным ревом и громом, от которого дрожало здание».

«Этот успех Каппеля вызвал настоящую истерику у Ленина, который в Симбирске родился», — прокомментировал это событие корреспонденту «БИЗНЕС Online» кандидат исторических наук Дмитрий Люкшин. Видимо, в тот момент у Ильича и возникла идея перепоручить военные дела «демону революции» — Льву Троцкому, хотя тот и противился подобному решению, так как нацеливался на пост министра внутренних дел. Но дело есть дело — и Троцкий садится в бронепоезд и спешит в Свияжск…

Слава Каппеля быстро распространялась по Поволжью. В одной большевистской газете его даже назвали Наполеоном, а противник назначил награду за его поимку в 50 тыс. рублей. Яркие победы каппелевцев на фоне общего подъема антибольшевистского движения заставили командование красных обратить повышенное внимание на события на востоке: в спешном порядке в районе Симбирска и Самары была сформирована армия Тухачевского, а у Казани усиливалась 5-я армия под непосредственным руководством командующего Восточным фронтом Вацетиса.

КАППЕЛЬ ВЗЯЛ КАЗАНЬ «СВЕРХ ПЛАНА»

В августе 1918 года Каппель настаивал, что необходимо двигаться на северо-запад, занять крупные промышленные центры, а затем идти на Москву. Военное руководство в Самаре согласилось лишь на проведение демонстрации против Казани. Однако задача была перевыполнена: утром 6 августа 1918 года Каппель с тыла ворвался в город, и к вечеру следующего дня Казань была взята («БИЗНЕС Online» недавно публиковал достаточно подробный материал о тех событиях — прим. ред.). Ни численное превосходство, ни имеющееся сильная артиллерия не помогли Красной армии, чьи части в большинстве просто бежали. Победителям достались огромное количество военного имущества и большая часть золотого запаса Российской империи (650 млн. золотых рублей), которая была поспешно вывезена и затем стала финансовой основой деятельности всей Белой армии. На сторону Народной армии в полном составе перешла находившаяся здесь Академия генштаба.

Доцент Казанской духовной семинарии Анатолий Елдашев, историк и специалист в такой специфической теме, как мемориализация памяти прошлого, поведал на одном из заседаний экспертного клуба РИСИ о потрясающем факте: долгое время в столице ТАССР существовала улица в честь освобождения города… от большевиков! И называлась она Улица 6 августа. Это «закодированное» название каким-то образом просуществовало до 1954 года, «пережив» даже самого Сталина. После улицу переименовали в честь героя Великой Отечественной войны генерала армии Николая Ватутина.

В дальнейшем Каппель планировал развить наступление на Нижний Новгород, а оттуда — на Москву. Он справедливо считал, что надо воспользоваться слабостью Красной армии: постоянным наступлением наносить ей все больший и больший урон, захватывая новые территории и способствуя широкому народному восстанию. Но его не услышали ни военачальники в Самаре, ни чехословаки, ни многие другие сослуживцы. И на Москву не пошли. В эти дни и решилась судьба Советской России… Затем была служба в рядах колчаковской армии вплоть до самой гибели легендарного генерала.

Ольга Строльман-Каппель. После учебы в гимназии и после лагерей

«ТРЕБУЮ ОТ ВАС УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ПУТЕМ ДУЭЛИ СО МНОЙ!»

Во время Гражданской войны большевики взяли жену Каппеля в заложники, однако попытки шантажировать генерала с её помощью не увенчались успехом. Ради спасения детей, Татьяны и Кирилла, она отказалась от мужа, а после Гражданской войны осталась в Советском Союзе, снова взяв девичью фамилию Строльман. В марте 1940 года была приговорена к пяти годам заключения как «социально опасный элемент» (Ольга Строльман-Каппель скончалась 7 апреля 1960 года — прим. ред.).

В начале январе 1919 года при остановке на уральском заводе Аша-Балашовская контрразведка донесла, что рабочие враждебно настроены к проходящим белогвардейским войскам. Тогда генерал Каппель без охраны лично пришёл на завод, выступив на собрании рабочих. Как вспоминал Вырыпаев: «В кратких словах Каппель обрисовал, что такое большевизм и что он с собой принесёт, закончив свою речь словами: „Я хочу, чтобы Россия процветала наравне с другими передовыми странами. Я хочу, чтобы все фабрики и заводы работали и рабочие имели бы вполне приличное существование“. Рабочие пришли в восторг от его слов и покрыли его речь громким „Ура!“. Потом вынесли Каппеля из шахты на руках и провожали до штаба… Наутро, прибыв в штаб по своим делам, я увидел в коридоре делегацию от рабочих, которые говорили: „Вот это — так генерал!“».

О благородстве генерала Каппеля пишет и «Российкая газета»: «Отступающие белочехи зимой 1919−1920 годов выбрасывали русских раненых и беженцев из вагонов поездов. Каппель в ультимативной форме потребовал от генерала Сырового, главнокомандующего чешскими войсками, немедленно прекратить бесчинство, в противном случае он вызывал Сырового на дуэль. „Если вы решились нанести оскорбление русской армии и её верховному главнокомандующему, то я как главнокомандующий русской армии в защиту её чести и достоинства требую от вас удовлетворения путем дуэли со мной“, — заявил Каппель, но чешский генерал вызова не принял».

ГРОБ С ТЕЛОМ ГЕНЕРАЛА КАППЕЛЕВЦЫ ВЕЗЛИ С СОБОЙ ПОЧТИ МЕСЯЦ

На подступах к Красноярску участок пути оказался одним из самых тяжёлых — во многих местах лёд реки подтаивал из-за незамерзающих горячих источников, что давало многочисленные полыньи в условиях почти 35-градусного мороза. Во время перехода Каппель, ведший своего коня, как и все остальные всадники армии, в поводу, провалился в одну из таких полыней, однако никому об этом не сказал. Только через день в деревне Барга генералу была оказана медицинская помощь и ампутированы ноги. Несмотря на перенесённую операцию, Каппель продолжал руководить войсками. Отказался он и от предложенного чехами места в санитарном поезде. 26 января 1920 года на разъезде Утай, около станции Тулун близ города Нижнеудинска, Владимир Каппель умер от двустороннего воспаления лёгких. Достаточно объективно и красочно про этот и другие эпизоды рассказывает недавний российский телесериал о Колчаке «Адмирал», где роль Каппеля сыграл Сергей Безруков…

 

После смерти генерала было принято решение не хоронить его тело на месте смерти во избежание поругания большевиками. Отступающие войска везли гроб с телом генерала с собой в течение почти месяца, пока не достигли Читы, где Каппель и был похоронен. Однако уже осенью 1920 года при подходе частей Красной армии к Чите оставшиеся в живых каппелевцы перевезли гроб с телом генерала в Харбин и погребли его у алтаря Иверской церкви. На могиле был поставлен памятник, который после 1945 года посещали советские служащие и военные. В 1956 году по распоряжению советского генерального консульства в Харбине могила Каппеля была уничтожена: памятник разрушен, вывезен и брошен у ограды Нового (Успенского) кладбища, а саму могилу сравняли с землей. Тем не менее место захоронения генерала все же удалось установить. А 13 января 2007 года в Донском монастыре в Москве состоялось торжественное захоронение его останков.

Николай фон Эссен, член Казанского дворянского собрания, доцент Казанского государственного энергетического университета, постарался объяснить корреспонденту «БИЗНЕС Online», почему сегодня нужно хотя бы знать, кто такие были для нас и нашей истории Колчак, Каппель и другие: «Если Казань претендует на звание одной из столиц страны не только на бумаге, то она в том числе и в топонимике своей, в памятниках на своей территории должна признавать сопричастность к большой российской истории и в этом смысле хотя бы стараться не избегать, лавировать, замалчивать чего-то. Мы должны интегрироваться в эту историю и делать это максимально честно и объективно. А Каппель — один из символов веры в свои идеалы, любви к Родине, который никогда не требовал от неё какой-то взаимной отдачи. Он просто любил Россию».

https://www.business-gazeta.ru/article/344 596

 

источник: https://rusk.ru/st.php?idar=81316

 

Помочь! – поддержите авторов МПИКЦ «Белое Дело»