Поделиться:
9 октября 2015 11:21

Октябрь уж наступил…

Трендом «празднования» столетнего юбилея Октябрьского переворота будет пресловутая «единая история», «примирение и согласие».


Олег Щербачев

«Дохнул осенний хлад»: 17-й год не за горами. Для всякого государства, а для нашего как-то в особенности, юбилеи являются частью политической истории. Всматриваясь в эту холодную близь, я не испытываю оптимизма. Боюсь, что трендом «празднования» будет пресловутая «единая история», «примирение и согласие».

Не имею права сказать, что дворянство не ошибалось — ошибалось не раз. Но хотелось бы, наконец, чему-то научиться, и при этом — ничего не забыть. Маниакальная страсть «переворачивать страницы» истории чревата бесконечными рефренами — припевами на один и тот же сидящий в печенках мотив.

Не пора ли отряхнуть сей навязчивый кошмар?

Не пора ли назвать белое — белым, а черное — черным, не пытаясь сварить сомнительный купаж из серой грязи?

Не раз, в том числе и на прошедшем в мае юбилейном съезде РДС, мне приходилось прибегать к одним и тем же наглядным аналогиям и примерам: невозможно примирить истину и ложь, здоровье и болезнь. Можно выздороветь. Или остаться в состоянии, для которого эклектика — слишком мягкое определение, а гораздо более точное — шизофрения. Ибо какой иной можно поставить диагноз обществу, которое считает естественным, что прославлен в святых Государь-Страстотерпец, но Войков как будто навечно прописался в Москве, что расчищены образы Спаса Нерукотворного и Николая Чудотворца на кремлевских башнях, которые венчают красные звезды, что в Александровском саду восстановлена Романовская стела, но Красная площадь  по-прежнему смердит непогребенным трупом «вечно живого» разрушителя России и кладбищем его подельников?

Это символы, они весьма важны.

То, что в 90-е годы, которые сейчас принято ругать (и есть за что), не хватило решимости довести декоммунизацию до логического конца, будет нас преследовать еще долго, в том числе, и украинским «ленинопадом». Тогда казалось, что еще одно усилие — и труп рассыплется как ночной морок. Ошиблись.

Недавно, просматривая старые номера газеты «Дворянский вестник», не мог не задержать взгляда на некоторых тезисах, которые отозвались в душе полным консонансом, однако (для 2010-х) показались (увы) довольно смелыми. Выяснилось, что это — не много не мало — официальное заявление Российского Дворянского Собрания, принятое на Совете объединенного дворянства в Уфе в сентябре 1996. Не удержусь, чтобы не привести несколько цитат.

«Государственная власть должна, наконец, окончательно отмежеваться от коммунистических иллюзий и дать однозначную оценку большевистскому перевороту как национальной катастрофе и советскому режиму как преступному по своей сути на всех этапах его существования… Необходимо полностью отказаться от идеологии и символики прошлого режима, осудить этот режим за все его злодеяния и тем самым признать само существование коммунистической партии несовместимым с идеалами возрождения России как правового государства. Прежде всего считаем необходимым очистить главную площадь страны от мавзолея и кладбища разрушителей России, а на кремлевские башни вернуть символы российской государственности … Во всех населенных пунктах должны быть установлены памятники жертвам коммунизма как постоянное напоминание о величайшей трагедии страны».

Честно говоря, расписался бы под каждым словом. Пусть тренд и изменился. Моя позиция осталась неизменной. Карфаген должен быть разрушен.

В преддверии «праздника» хотелось бы сплотить союзников — тех, для кого февраль и октябрь не повод для гордости и не просто веха единой истории, а величайшая трагедия страны и национальная катастрофа.

Пусть наш голос будет переченьем общему хору и даже гласом вопиющего в пустыне. Я этого абсолютно не боюсь. Но голос наш должен прозвучать и должен быть услышан. Кадеты и юнкера в 1917 году не смогли отстоять Москву. Но подвиг их останется в веках.

Октябрь уж наступил. «Громада двинулась и рассекает волны». И мне абсолютно ясно — «куда ж нам плыть».

Источник: Блог Олега Щербачева

Автор — предводитель Российского дворянского собрания.